Согласно расследованию NY Times
Бритни Спирс настаивала на внесении изменений в распорядок ее жизни и роли отца в ее руководстве на протяжении 13 лет опекунства.


Сегодня 23 июня Спирс должна обратиться напрямую в суд Лос-Анджелеса. Неясно, будут ли ее высказывания публичными, но ее отношения с отцом, вновь станут центральной темой, после #freebhritney

За годы, прошедшие с тех пор, как судья дал отцу Бритни Спирс широкий контроль над ее жизнью и финансами, обеспокоенные фанаты задавались вопросом, как суд мог продолжать считать ее неспособной защитить себя и заботиться о себе, несмотря на то, что она все еще была выступающей поп-звездой.

Ее отец и другие участники опекунства утверждали, что это была отлаженная машина, которая спасла ее от упадка и принесла пользу мисс Спирс, и что она могла может остановить это когда захочет.

Согласно конфиденциальным судебным протоколом, полученным The New York Times,, 39-летняя Спирс выражала серьезную оппозицию консерваторству отца и неоднократно заявляла, что он слишком ее ограничивал. Ограничения начинались с персон и цвета их кожи до выбора кухонных шкафов.

«Бритни считает, что опека превратилась в инструмент подавления и контроля над ней», – писал следователь в отчете за 2016 год. По его следователя, у системы был «слишком большой контроль».

Мисс Спирс сообщила следователю, что она хочет, чтобы опекунство было прекращено как можно скорее. «Она устала от того, что ею пользуются». По словам поп-дивы работает и зарабатывает свои деньги она, но зарплату получают все вокруг нее.

Несмотря на то, что Бритни заработала миллионы, согласно записям, у нее было ограничение на еженедельное пособие в размере 2000 долларов.

У руля жизни и финансов певицы большую часть был ее отец, Джеймс, известный как Джейми. Он был назначен опекуном в 2008 году, вскоре после того, как Бритни дважды была доставлена ​​в больницу на машине скорой помощи для недобровольного психиатрического обследования на фоне ряда общественных волнений и опасений по поводу ее психического здоровья и злоупотребления психоактивными веществами.

Недавно полученные протоколы судебного заседания показывают, что мисс Спирс сомневалась в пригодности отца для этой роли. Еще в 2014 году на закрытом для публики слушании назначенный судом адвокат г-жи Спирс, Сэмюэл Д. Ингхэм III, сказал, что она хотела бы рассмотреть вопрос о снятии своего отца с должности опекуна, сославшись на его пьянство среди других возражений в «списке покупок».

В прошлом году адвокат заявил судье, что Спирс «боялась своего отца», который остается распорядителем ее состояния, составляющего почти 60 миллионов долларов. А в 2019 году г-жа Спирс заявила суду, что попечительский совет заставил ее остаться в психиатрической больнице и выступить против своей воли.

Представители 68-летнего мистера Спирса от комментариев отказались, сославшись на предстоящее судебное слушание. Но ранее они заявляли, что опекунство необходимо для защиты мисс Спирс от эксплуатации и вреда, и что мистер Спирс был послушным отцом, действующим из любви к своей дочери.

«Каждый раз, когда Бритни хочет прекратить свое опекунство, она может попросить своего адвоката подать прошение о его прекращении; она всегда имела это право, но за 13 лет ни разу не воспользовалась им », — заявила Вивиан Ли Торин, адвокат мистера Спирса, в заявлении для People в начале этого года.

«Бритни знает, что ее папа любит ее, и что он будет рядом с ней, когда и если он ей понадобится, как и всегда, – в опеке или нет».

Согласно судебным протоколам и интервью со многими людьми, знакомыми с семьей, их отношения долгое время были сложными и дисфункциональными. Но эта динамика стала еще более сложной после того, как мистер Спирс – выздоравливающий алкоголик, столкнувшийся с обвинениями в физическом и словесном оскорблении, – возглавил борьбу с «демонами» своей уже давно взрослой дочери.

Также Бритни заявляла следователю, что отец был «одержим» ею и хотел контролировать все. Она даже не могла подружиться без его одобрения. «Любые «ошибки» приводили к очень тяжелым последствиям», – добавила Спирс. «Консерваторство связано с большим страхом».

Мы будем следить за расследованием NY Times.